Профессиональная деформация врача: как бороться с выгоранием

Выгорание врача

Эмоциональное выгорание врачей на сегодняшний день встречается сплошь и рядом, особенно в последние два года повышенной нагрузки в пандемию. Усталость, ненормированный график, оплата труда, не всегда достойная рисков. Все эти факторы в совокупности выматывают и приводят к осложнениям профессиональной деятельности — к упрекам между сотрудниками, конфликтам с руководством, эмоциональному перенапряжению и, наконец, увольнению. Между тем, по статистике, врач, принявший решение отказаться от карьеры, в единичных случаях реабилитируется, собирается с силами и продолжает работу по специальности. Как избежать подобной несправедливости в жизни, подумаем вместе.

Содержание:

Профессиональная деформация и адаптация врача

Профессиональное выгорание врачей, или профессиональная деформация — это термин, характеризующий изменения личности как следствие непригодных, тяжелых условий труда. Выражается данное явление ожидаемо — человек теряет интерес к своей работе настолько, что не готов дальше оставаться в профессии. Причем, никто не застрахован от такого поворота в жизни — ни врач, ни педагог, ни юрист.

Медицинская специальность, какую ни возьми, изначально не предполагает легких путей. Хороший врач, во-первых, всю жизнь учится, набирается новых знаний (что уже большой труд!), во-вторых, нельзя списывать физическое переутомление, к которому приводят регулярные дежурства, негативные эмоции подопечных и их родственников, страдания пациентов и, наконец, смерть.

Год за годом врач живет в стрессе. Организм человека так устроен, что вынужден адаптироваться. Спустя какое-то время он учится защищать себя, выбирая логичный путь — не пускать эмоции внутрь.

В результате такой-себе эволюции пациент обращает внимание, что перед ним жесткий, а местами даже циничный специалист, не способный сопереживать и выражать другие эмоции. Суровая и безапелляционная правда заключается в том, что выгорание врачей разрушает нить доверия с пациентом. Естественно, что в такой ситуации мы не можем говорить о результативности терапии.

Потерю профессионального интереса к специальности также можно характеризовать как патологическую адаптацию к профессии. Вполне естественной считается профессиональная адаптация — правильная реакция на изменяющиеся условия труда, без которой в такой профессии, как врач, чувствовать себя комфортно невозможно. Буквально с первых дней, как переступил порог медицинского учреждения, врач приспосабливается. Даже не так: адаптация начинается еще на скамье медицинского ВУЗа.

Кстати, очень важно отличать и периодически проверять, не трансформировалась ли профессиональная адаптация медика в деформацию. Сделать это достаточно просто, ответив на вопросы:

  1. Вижу ли я в пациенте человека: кто был у меня на приеме?

Все в порядке, если, кроме пола, общих черт внешности, одежды и возраста, вы сможете ответить что-то дополнительно о человеке.

  1. Я сделал(а) назначения. Что будет с пациентом, когда он закончит лечение?

Нет повода для волнений, если мысленно вам приходит ответ, что больной почувствует себя лучше, выздоровеет, не будет больше страдать. Это значит, что вы не потеряли ключевой ориентир и следуете цели изменить к лучшему жизнь нуждающегося.

Три вектора проявлений

Психологи делают акцент на том факте, что профессиональная деформация личности врача — явление индивидуальное, протекающее по-разному. При этом есть три вектора проявлений:

  • Непроходящая истощенность: начавшиеся проблемы со здоровьем, частые головные боли, ломота в теле, нарушенная работа желудочно-кишечного тракта, высыпания на коже и нездоровый сон. Сюда же отнесем эмоциональную усталость: врач легко раздражается, раздражение часто перерастает в гнев, слезливость; невозможность сосредоточиться, излишняя сентиментальность и другие нетипичные реакции.
  • Цинизм, или деперсонализация: ослабевшие коммуникативные способности, равнодушие к пациентам, отказ от планов по дальнейшему профессиональному росту и развитию в своей отрасли.
  • Врачебная апатия — обесценивание достижений, недовольство своей работой, самопринижение и пр.

Из перечисленных тревожных признаков лидируют истощенность и цинизм. Обесценивание врачебного «Я» встречается реже.

Кто больше остальных подвержен выгоранию

Меньше выгорания там, где медицинский персонал ощущает поддержку и признание со стороны руководства и коллег. Там, где дают понять: «Вы молодцы! Вам благодарны! Так держать!».

Большим профессиональным рискам, с точки зрения желания продолжать быть в профессии, подвержены медики, часто сталкивающиеся с летальными случаями. Например, онкологи. Но не только.

По данным ежегодного американского отчета Madscape, синдром выгорания врача чаще наблюдается у урологов и неврологов, у которых в полтора-два раза выше уровень суицидальной предрасположенности. При этом люди, работающие с пациентами с раком, находятся в середине списка.

Профессиональная деформация характерна для узкоориентированных специалистов. Скудное разнообразие, типичные клинические случаи, одинаковое лечение — все это формирует впечатление, что расти просто некуда и незачем — все и так уже изучено. Естественно, что постепенно на фоне такого понимания теряется интерес к работе, становится скучно, а прием больных каждый раз идет «по накатанной».

Одной из потребностей личности является постоянное развитие. Можно получать знания, необязательно затрагивающие профессиональную сферу.

Всегда можно обратить внимание на смежные специальности или развиваться в направлении, которое с медициной не имеет ничего общего. К примеру, это может быть изучение иностранного языка с последующими перспективами (повышение квалификации за границей, выступления на иностранных конгрессах и т. д.). Весьма интересно двигаться в направлении изучения психологических аспектов (кстати, подобные навыки помогают в работе с пациентами). Спорт, развитие и популяризация себя в интернете — вариантов множество.

Возложенные надежды окружающих

Знаний по любому вопросу — вот, что хотят видеть больные, родственники, знакомые, независимо от того, кто перед ними, будь то врач со стажем или совсем юный специалист. Все спешат взвалить на медика жалобы, проблемы, подгоняя с диагностикой в ожидании чудо-исцеления. И не каждый специалист умеет правильно и вовремя отказать.

Постепенно врач воспринимает подобные внеплановые консультации, как должное, считая за долг ответить, неважно где и кому, по первому прошению. Кстати, чем дольше человек в профессии, тем больших чудес от него ждут окружающие.

Как быть, чтобы не идти на поводу и не поддаться губительному желанию соответствовать чьим-либо ожиданиям? Для этого существует правило пяти «НЕ»:

  • Не заниматься диагностикой во время, свободное от работы.
  • Не произносить вслух догадки и выводы, на основании услышанного, которые могут оказаться поспешными.
  • Не комментировать действия и назначения другого врача.
  • Не назначать лечение в нерабочее время (вместо этого можно посоветовать прийти на прием в рабочие часы либо порекомендовать другого врача).
  • Не стараться спасти всех и помочь каждому.

Главное — дать понять, что у вас, как у врача, есть принципы. От этого вырастет уважение, как к специалисту, а общение с людьми в нерабочее время станет легким и приятным, в удовольствие, без опасений повторно быть втянутым во внеурочную рабочую рутину.

Трудный случай: как не опускать руки

Отказ от сложных и даже безнадежных случаев — так тоже проявляется профессиональная деформация врача. За годы практики к специалисту приходит понимание, что он не может вылечить всех вокруг. Часто из-за этого начинают «опускаться руки», когда приходится сталкиваться с очередным сложным случаем, когда ясно, что счастливый финал маловероятен. Часто такое отношение возникает к пациентам с хроническими патологиями.

Мы не откроем Америку, если скажем, что больной всегда чувствует, когда по его поводу врачу нечего противопоставить судьбе. Следовательно, стоит ожидать стремительного ухудшения состояния пациента на фоне сниженного желания бороться за жизнь и здоровье.

Врачу нужно стараться всегда искать и находить оптимальные решения относительно каждого случая. Тогда такой специалист чаще будет «на коне» — достигать целей, получать новый опыт и глубокое удовлетворение от профессиональной деятельности.

Человеческий подход к каждому

Сложно искать индивидуальные подходы, особенно в условиях пандемии коронавируса, когда поток пациентов нескончаемый. Да и в обычные годы практики врачу есть, на что пожаловаться: на каждый прием отводится мало времени, недостаточно, чтобы сохранять человеческий подход.

У специалиста со временем вырабатывается свой стандартный алгоритм действий в рамках приема. Как результат, каждое новое общение с каждым новым пациентом ничем не отличается от предыдущего, весь диалог сливается в общую некую серую массу.

Заподозрить эмоциональное выгорание у врача можно, если он:

  • Ставит безликие диагнозы — периодически с уст срываются фразы плана: «пришла болезнь Крона», «обследовал язвенный колит».
  • Не желает общаться с пациентом — с трудом выслушивает жалобы, не объясняет правила приема препаратов, не заинтересован в лечении и т. п.

Главное для врача — не забывать, с какой целью он пришел в медицину. Каждый пациент уникален, нет двух одинаковых людей. Шаблонный подход — не для профессии врач.

Работа в условиях пандемии

В мае 2020 года в НИИ имени Склифосовского опубликовали работу авторов, проведших исследование на тему стресса и эмоционального выгорания врачей. Одним из факторов называется невозможность повлиять на ситуацию из-за нехватки лекарств, инструментов, и понимания, что в отдельных случаях врач, по большому счету, может только наблюдать.

В условиях пандемии, длящейся уже около двух лет, в больницах оказываются тяжелые пациенты с коронавирусом, которым не всегда удается помочь. В некоторых случаях, действительно, все, что остается врачам, — это наблюдение. Конечно же, частые переживания чужих бед способствуют синдрому выгорания врача. Сказывается не только процент летальности. Есть еще два фактора, которые стоит учитывать — риски для здоровья медиков и повышенная нагрузка.

Если вы почувствовали опустошенность внутри и угасание, вспомните, что на этой передовой вы не одни. Проявляйте чуткость и заботу по отношению к коллегам. Будьте уверены, что общение на общие близкие темы пойдет вам на пользу. Если вы чувствуете непосильную усталость, если вами овладели страхи, не бойтесь обсуждать свои проблемы с коллегами, ведь они понимают ваши сомнения больше, чем кто-либо другой. Иногда, чтобы почувствовать облегчение, достаточно выговориться и услышать слова поддержки.

Когда отдых не помогает

Длинный отпуск врачу полагается для того, чтобы он имел возможность восстановиться морально и физически. В стандартных случаях так и происходит, но, если профессиональная деформация личности врача уже началась, не помогает даже отдых. Медицинский работник может отдыхать хоть год, но, как только попытается вернуться к обязанностям, беспокоящие симптомы, такие как моральная истощенность и отвращение к врачеванию, возвращаются.

Именно поэтому эмоциональное выгорание так опасно. Если человек просто устал, ему нужен отдых, но, если мы говорим о профессиональном истощении, единственное спасение — радикальная смена рода деятельности.

Важно не допустить эмоционального выгорания. На это направлены усилия мировых исследователей и психологов. Профилактика всегда проще, чем лечение. Реабилитация «выгоревшего» врача всегда дается сложно, долго и дорого.

Депрессия — последняя стадия

Есть признаки, по которым врач может определить начавшееся выгорание: когда он еще «жив» как профессионал, но определенные изменения уже начали происходить. Первым о стрессе расскажет тело. Например, это могут быть головные боли, которые проявляются в одной и той же области. Условно, пришел на работу — сразу тянешься за таблеткой — болит голова. Бывает, беспокоят немотивированные мышечные боли, тяжесть в груди, ощущение, что в горле образовался ком. Все эти признаки могут иметь связь с соматикой.

Второй признак — эмоционально-психологический стресс, когда теряется интерес к научной деятельности, а мысли о пациентах отталкивают, вызывают неприязнь. Складывается ощущение, что «все краски поблекли», остался один серый цвет…

Депрессия — это последняя стадия выгорания врача. Вне контекста психологической либо медикаментозной поддержки с таким состоянием бороться практически невозможно. Конечно, врач может на какой-то промежуток взять себя в руки, отдохнуть, собраться с силами, но остановить выгорание самостоятельно сложно. Если вы находитесь уже внутри процесса, поможет профессиональная психологическая поддержка.

Как меняется поведение

Агрессивность, конфликтность, раздражение или полное безразличие, нежелание общаться с домашними, пациентами, друзьями — опасные звоночки.

Еще один тревожный сигнал профессионального выгорания — нарушенный сон. Когда сложно проснуться, либо, наоборот, невозможно уснуть. Бывает, что сон пропадает посреди ночи, то есть беспокоит бессонница. Пара-тройка ночей — конечно, не показатель. Если нарушенный сон присутствует в вашей жизни больше недели — это повод обратиться к специалисту.

Кстати, сами сны также могут подсказать о происходящих изменениях. Главным критерием оценки служит «не так, как раньше». Важны любые изменения.

Что делать в сложной ситуации

У российской психологии множество проблем, и одна из них — отсутствие выработанных стандартов. Не существует конкретного протокола оказания поддержки при выгорании, но разработаны клинические рекомендации по борьбе с подобными состояниями, вызванными разного рода стрессом. Хорошие методички разработали эксперты ВОЗ, написанные для широкого круга — каждый имеет доступ к материалам на официальном сайте организации. Есть похожие статьи авторства Союза охраны психического здоровья России, Российского психологического общества и прочих организаций.

Не каждый врач, столкнувшийся с проблемой выгорания, обратиться за профессиональной психологической помощью. Преодолеть этот барьер сложно. Однако задайте себе вопрос: можно ли вылечить воспаление легких без антибиотиков? Иногда — да, в других случаях — нет. То есть мы понимаем, что есть определенный риск.

Есть ли смысл рисковать своей карьерой и своим будущим из-за возведенного барьера, каждый вправе решать за себя. Мы лишь призываем к пониманию: справиться со стрессом можно и самостоятельно, а преодолеть профессиональную деформацию личности без поддержки невозможно. Обратиться к психологу — это не стыдно и не страшно, а, напротив, дальновидно, продуктивно и ответственно!


Подписывайтесь на нас в социальных сетях

FacebookInstagram


Поделиться ссылкой: